Рассказы Зубатки

УРА! ОТКРЫТИЕ!!! Никогда бы не подумала, что самые мои яркие впечатления об этом зимнем периоде будут связаны с тремя маленькими лужицами на Горбанёвке.

Так уже получилось, что «ледниковый период» этой зимой пришлось открывать дважды. Сами помните, как в декабре все следили за прогнозами погоды, нервно ждали ледостава, а он, как всегда в последние годы, задерживался, гад. И вот мне позвонили: «На Горбанёвке уже сидит Вован». Вован – это красная тряпка перед моими носом, это бельмо на моей чистой рыбацкой репутации, это то, что вызывает мою вечную зависть. Он всегда первый! Нет, есть ещё Погремушка (кстати, это – фамилия, а не кличка). Но он в учёт не идёт, потому что весит пол центнера. Вован же в моей весовой категории. При этом он всегда первый, и никогда не тонул!

Я помчалась на следующий день. Утром отвела дочку в школу и рванула пешком по пересечённой местности километра два в одну сторону. Герой! Ещё обратила внимание на то, что дорогу на горб расчистили от снега. Не иначе как в честь моего прибытия? Раньше я такого не замечала…

Тот день запомнился первым острым запахом льда, его податливым хрустом под лезвиями любимого шведского ледобура, первой поклёвкой. Причём, состоялась она там, «где вчера сидел Вован», то есть у самого берега, под бревном. И ещё адреналином, больно бьющим в виски. Потому что лёд и правда был очень «стрёмным», каждый шаг казался последним. Было солнечно, не очень морозно, не слишком скользко, но клевало только до 10-00, хотя я могла посидеть и дольше – ребёнка забирать из школы только в 12-00. А оно как отрезало! Так в чём же дело? А дело в том, что именно в этот момент давление поползло вверх и пересекло красную линию, за которой даже окунь закрывает рот и молча зависает хрен знает где.

Потом это стало постоянным бичом – давление. Даже при слякотной погоде давка как на радостное солнцестояние. Нам не везло. С рыбой, я имею в виду. Ведь всё остальное было просто песня: и лунки не обмерзают, и лёд не грызть по полметра, и сугробы бампером не разгребать – рыбачь-не-хочу! Клевать вот только не хотело. А потом раскисло окончательно и окунуло меня во мрак депрессии и лени. Я даже успела поругаться кое с кем на форуме, зашвырнуть телефон в ящик стола, отправить дочь на каникулы к бабе с дедом и… Нет, я не забухала. Это вам так можно, мне такое до лампочки. Не помогает мне такое. У меня другое: долго лежала на диване, пялилась в потолок, мучилась творческим запором, а потом разродилась серией рассказов, очерков и статей. Пока запрячу. Вдруг получится продать? Я теперь грамотная. Знаю теперь, что есть такая программа, с помощью которой определяют оригинальность, чтоб не было этого в интернете, иначе не примут. Век живи – век учись, инженер 1988 года выпуска…

Ну так вот. После серии бумагомарательства мне полегчало. Даже показалось, что это я помогла атмосфере излечиться от вечных соплей. И буквально на второй день приморозило. Погремушка уже сидел на льду. С ума сойти! Представьте: вчера было -5, сегодня +1 и снег, а перед этим вообще не было льда. И вот оцените теперь героизм этого Погремушки! Говорят, что его выдерживает даже лёд толщиной в 1 см! Не верите? Я тоже. Но факт остаётся фактом. Может, это не человек вообще?

Я пошла через день. Ну да! А как вы догадались? Правильно, на следующий день после Вована. На подходе к горбу меня встретили райские врата. Прям небеса разверзлись и озарились кристально-голубой аркой. Муж меня ждал на верхнем. Я спустилась, окинула взглядом ледовый простор и не увидела его. «Наверное пошёл на нижний», - подумала. По слухам у Погремушки там клюнул коропчук.

- Привет! – крикнули мне от монаха.

«Фу ты, - подумала я, - Вован! Нужно линять.» Не люблю я этого вечно пьяного ухажёра. Официально он числится в моих женихах на Горбанёвском направлении уже лет 20. И все просто достали своими, мягко говоря, неприличными вопросами.

Махаю «Вовану» ручкой и достаю телефон, чтоб позвонить мужу. «Абонент вне зоны»… Ё-маё! А шо делать???

«Вован» опять ручкой махает, шас начнёт приближаться, только этого не хватало! Опять набираю номер мужа. Идёт вызов. И тут я понимаю, что «Вован» - это он! Ничего себе, перепутать мужа с женихом, вот это лажанулась. Не, ну а МТС-то, а МТС! Прям как у Задорнова: «Хорошая слышимость в зоне прямой видимости» с точностью до наоборот.

Ладно, разобрались. На верхнем клёва нет. Там трое с утра ползают, и поклёвки не видели. Хочу на нижний! Но у мужа поклёвка прямо возле железного ободка, куда стекает вода. Там когда-то, лет 12 назад, искупался мой сын. Полез заглянуть, провалился, а потом ещё за плейером нырял, «чтоб мама не наругала». Я того монаха с тех пор боюсь, а муж ползает прямо возле него. Не пойду! Сяду пока «чуни» на свой «Камик» натяну. Тоже мне, термошузы с гидросифонами! Покупала фирму, полгода деньги копила. Написано «-40», а греют только при +. Малейший минус, и сифонят что есть мочи. То есть покрытие на стельке протёрлось, и конденсат из ямок прямым ходом в носки заходит. Сами знаете, что такое влажные ноги при морозе…

Ладно, напялила я свои меховые чуни, свитер пододела. Супруг тем временем выдрочил (пардон за мовитон) свою «поклёвку», скривился (мизинчик) и тоже согласился идти на нижний. За нами ещё двое увязались. А дело было, нужно отметить, после дождичка да на морозец. То есть натуральнейший сракопад, господа. Я, пока до ставка догребла, двадцать два шлепка лицезрела. Бабки падали, тётки шлёпались, машинки на трассе вежливо целовались. Мне удалось миновать такого счастья, хоть в этом термошузы хороши – они не скользят. Но тут же я одела чуни! А у них подошва кожаная, да ещё и полированная! Только и успела сказать мужу, когда он вдоль заборчика полез по кочкам обледенелым: - Щас хряпнусь! – и тотчас улеглась. И хорошо так сделалось: справа бурчик с острыми ножами, слева табуретка с металлическими трубками, я небо-то какое яркое! Лежу и балдею. Супруг чуть не испугался, думал парализовало кормилицу… Ладно, это всё фигня. Ягодки начались потом, когда ступила на крутой бережочек третьего ставка. Там с разбегу получалось только на лёд вылететь. А лёд под берегом был не ахти, кое-где слегка корочкой взялся, дно светится. Самое неприятное – мутный, толщину сразу и не определишь визуально. Трое до меня благополучно спрыгнули, а я только чуней ко льду прикоснулась, сразу же поехала. Муж, в ответ на мои чудеса эквилибристики, проявил молниеносную заботливость – дёрнул со всей дури за эту ногу. Хорошо хоть я успела к тому времени вторую ногу к первой присоединить, а то бы пришлось вспомнить, что такое шпагат. Ну так ничего вышло, башкой слегка тюкнулась, ну и плечом с леганца. Башке ничего, она по жизни тюкнутая, тем более что там шапка, капюшон, коса и прочие дела. А вот плечо до сих пор ноет. И поклёвки я там только две видела. Выходит, зря героизм проявляла.

Пришлось поползать пару часиков в поисках «омрияного» коропчука, или хотя бы «приличного» окуня, которые видели у призрачного Погремушки. И всё это время я провела с риском вспомнить про шпагат, научиться сальто с переворотом или – что самое страшное – некрасиво грохнуться перед мужиками. Звёзды должны ронять себя с достоинством, красиво. Или хотя бы смешно. Но уж никак не коряво и позорно!

Пронесло. Не упала ни разу. Но всё время поглядывала в ту сторону, откуда летом на меня вышел дядя Вадя. Дело в том, что на третий ставок проход затруднителен даже летом. С одной стороны свиноферма, снизу – дома, сверху шлагбаум, который прицепил новоявленный арендатор. Он же укрепил дамбу, запустил рыбу и теперь ругается с местными, считая ставок своим. Ну, вам ли объяснять?

Летом я пыталась туда проникнуть легально. Познакомилась с «арендатором», пообещала отпускать его коропчуков, прогнулась под шлагбаумом, прошелестела мимо его папы с оскалившейся овчаркой на пляже и… увязла в репейнике. Третий ставок до такой степени зарос, что пришлось натурально продираться сквозь колючки. Нацепляла на себя весь ассортимент наших широт: тут тебе и собачий репяшок, и чертополох, и лопух гигантский, и череда! Я потом два дня это от себя отдирала! Во мне даже закралось подозрение, что никакого коропчука там нет, арендатор все сбережение потратил на селекционирование «живой ограды». Короче, летом я так и не посидела на третьем. Психанула и ушла по другому берегу – вдоль свинофермы. А через неделю, когда шла с Барохи, встретила дядю Вадю, который возник из зарослей, ведущих прямиком к этому третьему. Значит, там есть проход? В этот зимний день я послала мужа искать проход. Он полазил вдоль берега и сказал, что там нужны крепкие мускулы. Но дядя Вадя –инвалид, он хромает, он не мог пролезть через забор, через овраг и трубу. Пришлось самой искать партизанскую тропу. Нашла. По ходу вновь собрав коллекцию репейников и переполошив всех местных псов.

А рыбалку эту не забуду ещё долго. По крайней мере, пока синяк на жо… (пардон) не пройдёт.