ЛНР и я.

Замахалась отвечать на бесчисленные вопросы, поэтому пишу всем и сразу: мама поломала ногу и мне пришлось срочно ехать в Луганск. Дальше - кому интересно. Ехать туда было страшно. Скажу честно, в глазах ещё долго стояла дочка, махающая мне вслед ладошкой. Думала, что вижу её в последний раз. Но "чёрт" оказался не так страшен, как я его себе намалевала. Или это потому, что я сейчас уже "по эту сторону баррикады"? Мне приказали молчать, но ведь было много смешного! Разве об этом нельзя? И самыми смешными оказались как раз военные - таможенники, хоть и мучили они наш автобус (назад я ехала общественным транспортом) целых четыре раза. Представляете, каково это - среди ночи вытаскивать вещи на мороз, тащить по скользким ступенькам, стоять под дулами автоматов, ожидая своей очереди? Но обо всём по порядку...

Туда ехали на "Матизе", через Белгород. Было такое ощущение, что несколько раз пересекали климатические пояса: то снежные замёты и МЧС стоит на каждом повороте, то слякоть и тормоза отказывают, потому что днище моментально разъедает вместе со всеми потрохами. Сын до сих пор матерится в адрес тех, кто посыпает "ихние дороги" неизвестно чем, но машина практически сгнила снизу. Ночью нас вынимали из кювета, и это был первый мой стресс. Показалось, что сын решил припарковаться посреди степи - аккуратно так повёл машину в сторону. Оказалось, это она его повела. В сугробе "Матиз" наклонился в мою сторону, сын приказал выползать, я открыла дверцу и провалилась почти по пояс. Еле выгребла, всё время казалось что вот-вот железная кукла провалит сугроб и завалится на меня. Первая же фура остановилась и за пять минут вытащила нас на шоссе. Так что спальный мешок и подушки не пригодились. Ещё там проблемы с газовыми заправками. Да, по сути, вообще с любыми заправками. У нас ведь сёла через каждые пять минут, а у них можно сто км проехать и ничего нет вокруг. Запомнилось село под названием Тихая Сосна. Сосну я там не нашла, но зоркий сын всё же усмотрел на выезде одну-единственную корявую ёлочку...

На таможне ЛНР военных интересовало только одно: не везём ли украинской символики? Ответили, что разве что на номерах и в паспортах, посмеялись. Даже проверять не стали. И первое, что я увидела при въезде в Изварино - забор, ярко выкрашенный в запретные цвета. Правда хата за ним выглядела безжизненно, но сейчас ведь зима, и я могу ошибаться.

В самом Луганске царит атмосфера ненависти и милосердия. В маршрутке постоянно уступали место, даже инвалид с палочкой однажды встал, потому что он мужчина (или потому что я выглядела так ужасно?). Стоило мне прислониться головой к стеклу, сразу же интересовались моим самочувствием. Я уже не говорю о медперсонале больницы, где лежала моя мама. Люди! Они ведь денег не берут! Честное слово! Мои бумажные рубли скомкались и пропотели в ладошке, пока я искала хоть один карманчик на медицинском халате, который бы их принял! Так и привезла в Полтаву, в память о побеждённой коррупции. Пришлось конфеты по карманам совать, и то под предлогом, что у мамы день рождения. Она и правда день рождения встретила в больнице - в отдельной палате с собственным санузлом и телевизором. И заметьте, без намёка на оплату. Просто потому, что ветеран, а их осталось и так мало...

Это милосердие. А ненависть выразилась в том, что мою сумку шмонали с особой тщательностью просто потому, что она жёлтого цвета. И ещё: наши 50коп трудно отличить от русских 10руб, и эти копейки часто в темноте суют водителю маршрутки. Так вот мне несколько раз повезло увернуться от монетки, пулей пущенной в салон со словами: "Кати на Украину со своими медяками!" Хотя я сама ни разу их и не перепутала, чужие монетки почему-то постоянно летели в мою сторону...

Троллейбусы. Они не такие как у нас. Они из моего детства. Трамваев нет, но троллейбусы ещё ходят. Правда очень редко, - за месяц я насчитала всего штук пять. На одном даже покаталась. Причём, выглядела как дурочка, улыбалась на весь салон, таращилась в окошко и звонила всем подряд с воплями:"Прикинь, я еду в троллейбусе!" Как будто только что из села, словно в Полтаве троллейбусы и не ходят. И талончики не как у нас, а похожи на те - советские - по 4 копейки. Я его сохранила, хоть на таможне и велели избавиться от всего, что намекает на "те края", даже этикетки с бутылок заставили отодрать. Домой приехала, глянула на талончик - а он счастливый! И я счастливая! Потому что никогда не могла подумать, что СОЛЬ БЫВАЕТ ВКУСНОЙ, а сыр - настоящим. Хрен знает что я там ела и чем солила суп, но это НЕ соль и НЕ творог. А ещё меня таможенники развеселили. Это отдельная история, которой я постараюсь завершить свой отчёт. На первой таможне нас с вещами выставили в ровную шеренгу и повели собачку. Собачка шла без остановки вплоть до моей ярко-жёлтой сумки. Тут она притормозила и начала её обнюхивать с таким гадливым выражением лица, что я почти поверила в чудодейственную силу пропаганды, если бы ни одно но: сумку мне дала кума, а у неё восемь кошек. Таможенник этого не знал. Он посмотрел на меня пристально и начал бубнить: "Наркотики, взрывчатка, оружие"... Я, вспомнив бессмертную шутку Фарады, продолжила фразу: "Восемь кошек!". Шеренга из сонных пассажиров нервно сжалась, таможенник переспросил. Я улыбнулась и уточнила: "У хозяйки восемь кошек". Все расслабились, и дальше пошло как по маслу: у кого-то "колбаса с марихуаной", у кого-то "золотые гантели"...

Но четыре таможни с вытаскиванием чемоданов, это всё же перебор. Глядя на маленькую тётеньку, у которой чемодан был почти по плечо, и она его каждый раз тащила с предсмертным воплем, я предложила на последней таможне скинуться деньгами, чтоб не мучить тётеньку и всех остальных. Согласились все, кроме вредной старушки, моей соседки, пахнущей мышами и обвешенной маленькими кулёчками. Идея о сдаче денег была моя, но вернули злосчастные 50грн только мне. Можете догадаться почему? Да потому что ни у кого ничего не досматривали, кроме моей жёлтой сумки и синего чемодана ещё одной пенсионерки, которая везла внуку ноутбук. И всё это было досмотрено с шутками-прибаутками, хотя мне было уже не очень весело в очередной раз доставать хрупкие столетние фотографии своих предков с самого дна...

И вот я дома. Жадно, словно жирующий олень, слизываю соль с ложки, жмурюсь от вкуса Белоцерковского творога, литрами глушу молоко из-под коровки с нежным именем Берёзка. Даже на лёд сегодня выползла! Хотя в этом меня Полтава не порадовала: лёд метровый, клёв нулёвый. Ледобур полностью уходит, вытащить его своими женскими ручками не получается, так что пробежалась по чужим вчерашним лункам. Был один окунь на блесну, но только хвост и увидела: сошёл в лунке. Ещё парочку зацепила на мормышку. А так, в основном, снова моя мелюзга: горчак, бубырь, зубатка, мелкий краснопер и тюлька в ассортименте. Но уже не 97 штук, а гораздо меньше. Так что здесь меня ждало ГЛУХОЗИМЬЕ. Но и этому я рада. Потому что поняла, как безумно люблю свою Полтаву, даже если она меня и не очень!!..