Днепр Моего Детства. Конец 60х-начало 70х гг.

fisher-club.com

Днепр. Красивый и неповторимый Днепр. Мое детство и юность прошли в городе Кременчуге, который расположился по обе стороны Днепра. Я всегда любила летнее время. Начинались каникулы у моей сестры, и у моих двоюродных и троюродных братьев и сестер. Это было время семейных сборов на Днепре. Детство убежало безвозвратно. Давно нет с нами моего самого любимого дяди – дяди Гриши. Уже не поеду кататься на лодке с дядей Люсиком, не будет читать свои стихи дядя Давид. Они сражались на фронте в Великую Отечественную войну, вернулись домой с ранами на теле и в душе, но при этом любили жизнь, радовались ей и учили нас ценить, то, что мы имеем. Во второй половине 60-х, начале 70-х Днепр выглядел совсем по-другому. Кременчугская ГЭС еще не превратила его в дурно пахнущее зеленное болото, на острове Фантазия свободно можно было играть в прятки, Зеленый и Дынька поражали своей красотой. Уже были залиты плодороднейшие украинские земли, скифские курганы, старинные кладбища, но в районе Кременчуга последствия еще не были так заметны.

Подготовка к поездке на Днепр начиналась среди недели. Родственники и друзья родителей перезванивались, выясняли, кто поедет, что будут готовить, что нужно купить и принести. У моих родителей моторной лодки не было, но у маминого родного брата – дяди Гриши и у маминого двоюродного брата – дяди Люсика были лодки. На моторных лодках можно было ездить почти до плотины. Обычно все собирались на песчаной полоске, недалеко от центральной аллеи Приднепровского парка, где тогда располагалась лодочная станция. Приносили с собой сумки с продуктами, фруктами, овощами. Игры, надувные матрасы, брезентовые подстилки, казанки для приготовления еды с началом сезона хранились в лодках. У воды собиралось много групп, поджидающих лодки. Многие спускались по лестнице с набережной, многие приходили со стороны речного вокзала. Чаще всего наша семья ехала первой лодкой. Мой папа был главным поваром. К приезду остальных мы собирали сухие ветки, разжигали костер и папа начинал варить уху и пшенную кашу. Иногда, мне очень везло – дядя Гриша брал меня рано утром с собой на рыбалку. Он научил меня, как ловить рыбу на удочку, на спиннинг, какую приманку лучше использовать для какой рыбы.

Дядя Гриша знал места, где рыба хорошо клевала. Мы ездили в гадки, где не было сильного течения. Вода была чистой и прозрачной. Можно было сосчитать мальков резвящихся у лодки. Маленькие рыбки мы всегда отпускали. Радовались, когда попадался судак, лещ, щука. Без улова мы не возвращались. Иногда рыбы хватало только на уху, а когда был хорош улов варили уху и запекали рыбу в углях. Воду для варки ухи, каши с собой не брали. Отплывали чуть подальше от берега и зачерпывали Днепровую воду в казанки. Квас, ситро и другие напитки, которые привозили с собой в бутылках, закапывали по горлышко в песок у самой воды. Они до вечера оставались прохладными и освежающими. Больше всего я любила загорать на носу лодки.

Лодку ставили на якорь недалеко от берега. Небольшие волны слегка покачивали, навевая легкую дремоту. Мы знали расписание теплоходов на подъемных крыльях и ждали когда Ракета или Метеор пройдут мимо и можно будет покачаться на больших волнах. Время от времени проходили тягачи, которых называли «утюги». Они мне напоминали бабушкин старый утюг, который она почему-то хранила, но никогда им не пользовалась. Каждые полчаса от речного вокзала на Зеленый остров и обратно отправлялись «лапти» с отдыхающими. Баржи с грузами ходили вверх и вниз по-течению весь навигационный период. Они шли медленно и неторопливо. Если баржи были открытые, то можно было рассмотреть, что на них перевозилось. Можно было рассмотреть контейнеры, какие-то механизмы. Начиная с середины июля вверх по Днепру направлялись баржи с арбузами из Херсона. Иногда взрослые подруливали на лодке к барже и меняли бутылку водки на арбузы. Это были самые вкусные арбузы, что я ела. Огромные, зеленные, полосатые, со светлым пятнышком на макушке и маленьким закрученным хвостиком они как бы говорили - съешь меня. Когда их разрезали, раздавался хруст и показывалась ярко красная, сочная, сахаристая мякоть. Сок стекал по-подборотку, рукам, одежде. Когда зубы впивались в арбузную скибку, сладкий нектар заполнял весь рот. Устраивали соревнование – кто дальше выплюнет косточки.

Мы часто располагались на отдых на острове Фантазия. Он был ближе всех. Меньше времени уходило на переезд и больше на отдых. На острове росли огромные тополя, дубы, осины. В направлении к речному вокзалу шла песчаная коса. Вода в ней прогревалась быстрее, чем в других местах, и любители теплой воды подолгу лежали в воде. Рыбки принимали нас за своих и, не боясь, плавали возле нас. На песчаном берегу было достаточно места для игры в волейбол, футбол. Разные компании, отдыхающие на острове, проводили между собой турниры. В полуденную жару старались спрятаться в тени деревьев на изумрудных полянах. Многие семьи ставили палатки и проводили выходные с ночевкой на острове. Кто-то слушал радиоприемник, кто-то играл на гитаре, кто-то рассказывал байки...

С каждым годом остров становился все меньше. Волны размывали берега, подмывали корни деревьев. В 80-ые годы кременчужане пытались спасти остров Фантазия от размыва. Досыпали песок, укрепляли большими камнями, но ничего не помогло. Помню, как мы расстроились, когда весенняя павода вместе со снегом и льдинами смыла и унесла последнее большое дерево. У папы и мамы всегда был отпуск летом – один из положительных аспектов преподавательской работы. Дядя Гриша всю неделю работал, а дядя Люсик уже был на пенсии, и часто брал нас с папой покататься на лодке, отдохнуть в Гадках или на Зеленном острове. Папа с дядей Люсиком подолгу беседовали о жизни, политике, иногда мы играли в карты, но чаще всего я была предоставлена сама себе и могла изучать остров, но на таком расстоянии, чтоб они меня видели, строить песчаные замки, собирать полевые цветы. Интересно было наблюдать за лягушками, перепрыгивающими с листа на лист между кувшинками и лилиями, слушать их разговоры, перемешивающиеся с птичьим пением.

Но большую часть лета мы проводили на городском пляже. У входа на пляж продавали квас, мороженное, пирожки и ситро. На пляже можно было услышать не только местный русско-украинский диалект, но и московский говор, и другие акценты русского языка. Много туристов приезжали на лето, провести время в Кременчуге, отдохнуть, оздоровиться. Пока живы были дедушка и бабушка, мамин брат - дядя Давид тоже приезжал отдохнуть из Подмосковья. В первый же день он сгорал на солнце, и все остальные дни мы проводили с ним в тени ив. На пляже, как парусники, располагались разноцветные тенты, пляжные зонтики, стояли кабинки для переодевания. В воде у берега были установлены железные горки, на которые всегда были очереди. Недалеко от центрального входа в пляж, у воды располагался кружок картежников, на небольшом расстоянии от них проходили шахматные сражения. В центре пляжа, где было поменьше людей, играли в волейбол, бадминтон, футбол. Дети строили песочные замки у воды, которые размывали волны. Волны уносили с собой наши детские мечты. Мы взрослели. Менялось все вокруг. Менялся Днепр....

Автор: Алиса Евселевская Июль 2012 г.

Источник: «Окраины Кременчуга»