И смех и грех

fisher-club.com

Судак для меня рыба новая. А ко всему новому я подхожу с особым фанатизмом. Вот карп меня и тонуть заставил, и кровью заливаться, а когда раскусила его, потеряла интерес. Ну прям всё как в моей молодости, когда я так с мужчинами поступала... Теперь судак меня заинтриговал. Ближайший водоём, в котором водится эта рыба, в пяти километрах от меня. Осенью со спиннингом ещё кое как могу дотелепать, уже не девочка. А вот вчера с ледобуром и табуреткой, да ещё и в зимнем обмундировании сил не рассчитала. Самое противное - это пот. Пока дойдёшь, вся мокрая, а потом ветерком продует, - здравствуй, радикулит! Да и плечо от ледобура ломит ни на шутку. Но я всё же выбрала день, когда пойдёт оттепель (начиталась, что судак тепло любит), собрала все свои балансиры и выдвинулась затемно.

Ничего нового: оббурено самое глубокое место, намочены все балансиры, в ход пошла даже "коротинская" блесна. Нуль! Зато движняк ни на шутку, и никто мимо не проходит, в их краях я, видать, экзотика. Таким образом от местного охотника узнала, что зимой можно бурить на третьем, арендованном ставке. От местного дедка узнала, что клевало во время морозов, по классике жанра - вчера и позавчера. Подозреваю, что будет клевать и завтра...

А так же от местного пацана узнала, что его папа ездил на Кременчуг и поймал за весь день пять плотвиц. От скуки я начала даже окуня на мормышку искать, и на карася пробовала, ведь лунки не обмерзают. Но первых и последних своих окунчиков, на данном четвёртом Щербанёвском, нашла в лунке деда, который ушёл на верхний ставок. Так смешно получилось: он сидел над этой лункой минут сорок, я блеснила и за ним наблюдала. Ни разу не подсёк. Ушёл. Я, как натуральная ворона, сразу же туда побежала, местный что-то должен знать! И сразу же поклёвка. Потом ещё и ещё! Я уже губу раскатала, а оно и всё. Три штучки. Оббурила весь пятачок - нуль. И тут ко мне мысля смешная приходит, картина подводная вырисовывается: дедова мормышка там дёргается, а окунь стоит рядом и пялится сорок минут, что-то ему не нравится. И тут после паузы, когда окунь в непонятках находится, приходит моя "сальмоновская" мормышка со стразиком, такая аппетитная, что шанс терять никак нельзя, а вдруг и эта исчезнет. Бац-бац-бац! - и мамашка с двумя ухажёрами на крючке! А мне стало скучно. Болели руки, плечи, шея. Шутка ли сказать - лунок не считала, но бурила часа три подряд почти без перерыва. Звоню сыну. Авось мой тошнотик побухтит и пожалеет, заберёт маму. Так и вышло. Сказал, чтоб сматывалась. Вышла наверх, а его нет и нет. И снег валит. Ну, думаю, со двора не выехал, загрёбся. Перезваниваю, а он занят, будет через час. И тут снова классика жанра: поднимаюсь на третий, зачем-то меня тянет в дальний угол, хоть времени в обрез. И там оказывается мелюзга, клюёт один за одним! Эх, какой же это был кайф после долгого безклёвья...

Но тут сынуля позвонил, он уже наверху стоит. Опять долго меня осматривал на предмет чистоты, у него в машине стерильно, - заставил тряпочкой ледобур протирать, подошву на ногах щёточкой чистить, "...ну вот, болото в салон притащила... Потом снова рыбой полгода вонять будет..."

А я ехала домой и вспоминала, как мы когда-то с ещё не бывшим четвёртым мужем рыбачили на Писаренках, на втором. Был сильный мороз, руки мёрзли, лунки мёрзли, ничего не клевало. И тут приехал хозяйский сын, стал на ямке, макнул балансир и сразу же судака выдернул. Не в оттепель, не в сумерках, вообще не по правилам. Ну почему так бывает?